?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
Колхоз — дело уголовное
blogger51

Когда в середине августа очередных сводках МВД прозвучало, что задержан директор рыболовецкого колхоза, умудрившийся, по версии следствия кого-то обуть на целых 150 миллионов рублей, первая мысль, мелькнувшая в голове: «Чего там можно нахозяйствовать в колхозе, тем более рыбацком, без малого на 5 миллионов долларов, да тем более, чтобы не отдавали контрагенты? В наши времена скорее за колхозниками бегают, дабы отдали, какие могут, долги».

Супруга Елена, жена того самого председателя правления РК Северная звезда Константина Смирнова, а одновременно его заместитель, на колхозницу не похожа совсем.

Быстрые отрывочные разговоры одновременно по нескольким мобильным, пачки документов на столе, конкретный и деловой стиль изложения фактов все равно не скрывают тревоги за любимого мужа, находящегося под домашним арестом и следовательно, лишенного права рассказать как происходил и происходит на глазах всего белого света захват одного из старейших рыболовецких предприятий региона, основанного почти 100 лет назад.

- Нас нельзя считать какими-то чужаками, которые воспользовались моментом и подсуетились в лихие 90-е и взяли задарма в свои руки процветающее предприятие. Константин пришел в колхоз после окончания училища в 1984, я — в 1989. С тех пор там и работаем.

В ноябре 2002 года, когда собрание колхозников (тогда их еще было 132) подавляющим большинством избирало Константина Смирнова председателем, долги колхозные составляли 120 миллионов рублей (почти 8 млн долларов по тому курсу), из пяти не первой свежести судов три были арестованы (одно в Польше, два — в Уругвае), экипаж одного из них находился в фактических заложниках в порту, а предыдущий председатель колхоза Ефимов, сославшись на состояние здоровья, попросился в отставку.

Тридцатисемилетний рыбак понял, что рассчитывать можно только на свои силы, что вся беготня по высоким кабинетам и  банкам в конечном итоге приведет к еще большим долгам и начал разгребать завалы.

Первым делом начал избавляться от арестованного за границей флота, так как для того, чтобы вернуть суда на промысел, нужны были средства на их основательный ремонт, который бы никогда не окупился. Нужно было срочно вытаскивать мужиков одного из судов Самотлор из-под ареста и везти их на родину.

Это сейчас бывшему соратнику Василию Прокопчуку легко кидать обвинения, что Смирнов разбазарил колхозную собственность. А попробовали бы вы, мотаясь по миру и вытаскивать хоть какие-то деньги за суда, еще думать о том, что сам колхоз — поселкообразующее предприятие, на балансе которого в Белокаменке в то время числилось и жилье, а глава  соседнего ЗАТО Полярный Черепов чего-то не кидается принимать эти дома на баланс. Народ по привычке из Белокаменки бежал, находил работу в городе, других фирмах.

Тут надо разъяснить, что такое современный колхоз. Это одна из форм потребительской кооперации. У него есть свой устав, существуют специальные законы, регламентирующие деятельность таких сельхозпредприятий.

Одно из главных отличий такой организационно-правовой формы, что из колхоза нельзя просто так встать и уйти, забрав свою долю/пай. Это не вклад в уставной капитал, к которым мы все уже привыкли, это не акции. Принимаются туда люди на основе личного заявления , как и выходят. Но если ты не работаешь в колхозе, то быть колхозником не можешь, а следовательно, не можешь голосовать на собраниях. Если не работаешь достаточно длинный срок или вообще уехал, то общее собрание в обязательном порядке принимает решение о твоем исключении.

Так как колхозы имеют определенные налоговые преференции, то государство предусмотрело, дабы не было жульничества, обязательное, раз в год, на общем собрании рассмотрение вопросов о персональном составе колхозников и принудительном исключении тех, кто эту связь с колхозом утратил, в том числе и уволившись.

При этом совершенно спокойно можно подать заявление о вступлении в колхоз, и если собрание сочтет нужным, тебя примут.

Так как колхоз с 2009 года находится под внешним управлением из-за своего банкротства (об этом позже), невозможно по закону предусмотреть выделение отдельных паев, которые мог бы по выходу забрать колхозник. Действительно, как в поговорке: колхозное, значит, ничейное.

По разным причинам, но численность колхозников (именно, колхозников, а не работающих в нем) снижалась: если на ежегодном  годовом собрании в 2001 году их числилось 176, в 2007 — 106, в 2012, после начала всех серьезных наездов на колхоз, осталось только 6.

Не надо думать, что колхозом руководит только председатель правления. Есть и общее собрание, и наблюдательный совет, и само правление. В обвинениях бывших колхозников Смирнову звучит, что это он специально разогнал весь народ из колхозников, чтобы самому хапнуть потом. Хапать-то, простите, нечего! Достаточно посмотреть реестр кредиторов, чтобы понять, что никому из этих физлиц ничего не достанется, все уйдет на погашение долгов. Раздутые списки псевдо-колхозников делали проблемным созыв общего собрания, тормозили работу других коллегиальных органов управления, что в свою очередь не давало  быстро принимать решения.

Тем не менее, колхоз с новым председателем начал оживать, вместо убытков в балансе уже через два года фигурировала прибыль, доходившая до 70-80 млн рублей в год.

В 2005, разобравшись с хозяйством, избавившись от проблемынх судов, и поняв, что покупку серьезных судов в ближайшее время не осилить, Смирнов принимает решение начать строительство цеха современной рыбопереработки в Белокаменке.

Опять же для того, чтобы удержать народ в колхозе, создать новые рабочие места в этом депрессивном районе. У колхоза с давних времен была небольшая рыбокоптильня, но для того, чтобы прорываться, нужна продукция, которую можно экспортировать.

Партнеры были выбраны из числа тех, с кем уже давно были налажены деловые взаимоотношения. Такая, как панамская фирма Alesund S.A.  Понятна ухмылка знатаков: знаем мы эти панамские фирмы, офшор на офшоре. Может и так, но не в этом случае: нормальная фирма, с учредителями, финансовой дисциплиной, бизнес-планами.

И между прочим, согласно той же нормальной бизнесовой практике, пригласили в партнеры Константина Смирнова, зная, как человек работает. И не откатную долю в бизнесе предложили (типа, за дешевую колхозную землю и аренду процентов 20-40, как любят наши российские чиновники), а всего 0.01% уставного капитала в ООО «Баренцпродукт». Которое специально создали по настоянию зарубежных инвесторов, чтобы избежать возможных обременений, которые могли бы возникнуть, если развивать бизнес, соучреждая его с колхозом, с которым трудно соглашались работать инвесторы. Настолько иностранные юристы не понимали этой организационно-правовой формы «колхоз».

Сами панамцы вносили свою долю оборудованием. Началось строительство, планировалось расширение, чуть ли не постройка мини-рыбпорта была в планах.

Другие рыбопроышленники уже дружески подначивали Смирнова: «В Единую Россию вступил что ли, раз так поперло?»

Проект по ходу строительства выходил из первоначально запланированных затрат, но зарубежный партнер сказал «нет» на попытки увеличить бюджет. Но деньги на пусконаладку нужны. Вот здесь-то Константин Смирнов, наверное, и совершил свою главную ошибку, с которой и начались его злоключения.

Дело в том, что придя к руководству колхозом, где были кабальные долги, решил он для себя в банки за кредитами не ходить. С 2002 года не обращался за подобной услугой. Но тут, ради нового дела, решился на кредит в Россельхозбанке: «так и так, есть два судна на ходу, готов заложить ради того, чтобы нормально работать, чтобы банк ссужал оборотные средства».

Управляющая Мурманским филиалом РСХБ Степанова Т.А. не отказала, но попросила Константина войти в положение одного клиента — Кольский хлебный дом. Мол, выдай гарантии, заложив свои судна, этому предприятию, а потом тут же рассчитаемся с колхозом. И корабли из залога выведешь и кредит получишь. Согласился, но обещанных денег так и не получил.

Оказывается, банкир просто так образом чистила активы, так как спустя два месяца этот Кольский хлебный дом объявляет себя банкротом. Суда же остаются в залоге у Банка. Обещанного кредита Северная звезда, понятно, уже не получает. Сделать ничего невозможно, да плюс на дворе 2008 год — начинается кризис.

Банк забирает суда, одно из которых вообще пропадает в неизвестном направлении, другое, будучи лишенное должного обслуживания (какие из банкиров моряки?), просто тонет у причала в Белокаменке.

Но новый цех рыбопереработки тем не менее, заработал, что позволяет выжить коллективу.

 

Однако, как ни экономили, но в 2009 году по иску Североморской налоговой начинается банкротство колхоза. Он сначала попадает под процедуру наблюдения, а потом и внешнего управления. Но эта процедура одновременно позволила колхозу наметить дальнейшие пути выживания.

Внешний управляющий Сергей Иванов был выбран самой налоговой, и им стал юрист из Уфы, мало что понимающий в рыбном промысле. Просто его очередь подошла по каким-то там реестрам, существующим у налоговиков. Из Уфы работающим предприятием не наруководишься, тем более всем было видно желание Смирнова спасать предприятие, поэтому внешний управляющий выдал ему доверенность на выполнение функций поверенного.

При этом любые сделки, по закону, осуществляются по согласованию с Ивановым. Формируется комитет кредиторов, в котором самым крупным является уже упомянутая панамская фирма Alesund S.A. (39 процентов долгов). И так как панамские бизнесмены знают и доверяют Константину, то доверяют ему представлять свои интересы и в этом комитете, просто из соображений «из Панамы не налетаешься». Никаким совладельцем Alesund S.A., что ему пытаются приписать недоброжелатели, он не является.

Вроде все опять жизнь стала налаживаться, даже в условиях банкротства, но на всех собраниях кредиторов упорствует представитель государственного РСХБ, блокируя даже жизненноважные решения.

И здесь вновь допускается ошибка, которая уже практически становится роковой. К Смирнову обращается небезызвестный Александр Тугушев, предлагающий «порешать его проблемы» со скандальными конкурсными кредиторами.

Не исключено, что и изложенная история с РСХБ и кредитом была начальным звеном этой пищевой цепочки. Не знаю, читал ли Константин Смирнов перед тем, как начать переговоры с этим бизнесменом, хотя бы описание бурного жизненного пути «простого рязанского паренька» в сети, но дальнейшие события с его колхозом развивались и развиваются по писанным рецептам рейдерства, обкатанные уже не на одном рыболовецком предприятии страны.

Шаг первый — поможем договориться с неуступчивыми кредиторами, если дашь ловить рыбу из твоей квоты. (А надо сказать, что как раз год основания Северной звезды (1929) и статус рыболовецкого колхоза являются существенными аргументами при получении соответствующих разрешений от государства на вылов рыбы).

Шаг второй — возьмешь наши на договоры тайм-чартеров (а попросту, суда в аренду), рыбу сдашь куда скажем. Не волнуйся, рассчитаемся по полной. Даже на вот тебе на счет аванс 30 процентов за рыбу в размере полутора миллиона долларов. Не хочешь подписывать наши юридически сложные договоры с гонконговской фирмой Dragon Seafoods Ltd? Давай свой, к которому привык. Не устраивает цена и условия аренды кораблей, соглашаемся на твои, вроде бы более понятные экономически. То есть представители Тугушева соглашались на любые условия сделок, лишь бы заманить в юридическую западню Смирнова.

Ведь главное выйти в море и начать рыбалку. А затем можно, как это и произошло в отношениях Северной Звезды и компаниями Тугушева, внезапно, в первые дни нового года, начать отгрузку улова непонятно куда, перед этим гонять по счетам аванс (вдруг и его удастся вернуть), а затем вовсе перестать отвечать на звонки и письма. Получил треть стоимости рыбы и будь спокоен. А про рыбу на 160 миллионов рублей можешь и не вспоминать.

Но если бы это было только кидалово с уловом! Все только начиналось. Ведь конечная цель уже становилась ясна — контроль над предприятием, обладающим разрешением на вылов трески и пикши на ближайшие 10 лет.

Чтобы Смирнов сильно не рыпался, против него Мурманской таможней в 2011 году заводится уголовное дело по факту неввоза валютной выручки от того улова. А как она могла быть ввезена, если ее в полном объеме просто не было?!

Нельзя сказать, что Константин Смирнов сидел на месте. Вместе с внешним управляющим Сергеем Ивановым он выдергивает эти компании, аффилированные с Тугушевым, в суды: третейский и арбитраж. Где начинает поначалу выигрывать, но затем (остается догадываться почему) отношение судейских меняется на противоположное.

Может так бы и продолжали судиться, но в декабре 2013 года истекает срок, в течение которого Северная звезда может быть банкротом. Следующий этап — конкурсное управление. Чтобы схема захвата предприятия не сорвалась, необходимо отстранить Иванова и Смирнова на этот срок от реального управления предприятием и исключить их голоса в комитете кредиторов, где у Смирнов распоряжается голосами, принадлежащие все тому же Alesund S.A.

Сначала пытаются нарисовать подложную доверенность от Alesund S.A., но обман быстро вскрывается. Подсылают «правильных» людей в Панаму, мол, не хотите ли добровольно поменять партнера, но получают ответ «NO».

Панамские бизнесмены, видя эту нехорошую активность вокруг российского колхоза и появление в их офисах чуть ли не братков, совершенно легально уступают этот долг по договору цессии самому Смирнову. На этот долг мог претендовать любой из кредиторов, но почему-то никому из них этого не захотелось.

Остается последнее и безотказное средство у желающей поиметь предприятие стороны: закрыть Иванова и Смирнова. Хотя бы на полгода. Чтобы не до голосований на собраниях кредиторов дело было.

Упомянутое выше дело по иску таможни здесь не поможет, поэтому просто из него берется фактура и на ее основании в июне 2013 года Следственным управлением УМВД по Мурманской области возбуждается дело уже по статьям 30 и 159, предусматривающим уже до 10 лет лишения свободы.

Осталось просто дойти до клиента и предъявить обвинение. А также убедить суд, что господа Иванов и Смирнов в любой момент могут дать деру, избить бывших колхозников, и вообще, продолжают заниматься незаконной деятельностью, подавая на заявителей, все те же «тугушевские» компании, в суд, требуя вернуть деньги за ту, выловленную в 2011 году, рыбу.

Однако, тут и наступает осечка в ладном сценарии. В Октябрьский суд Мурманска 15 августа следователь отправляется уж с совсем притянутыми за уши аргументами, требуя изолировать господина Смирнова от общества.

Во-первых, по мнению следователя Н.Львовой, Смирнов «продолжает свои преступные действия, направленные на завладение денежными средствами, принадлежащими рыболовным компаниям Карат, Карат-1, Альтернатива и и Рыбпроминвест, путем обращения с незаконными исковыми требованиями в суд».

То есть требовать свои деньги через суд — это по мнению следствия теперь преступление.

Во-вторых, бывший подчиненный Смирнова, его заместитель Прокопчук сообщил, что «опасается за свою жизнь со стороны Смирнова». Думаю, многие бывшие работники Северной звезды могут рассказать, как Прокопчук оказался уволенным, при этом недоумевая, почему «добрый» Смирнов отпустил из колхоза Прокопучка без положенного в таких случаях уголовного дела. Адвокаты Смирнова же в лирику не ударялись, а просто сообщили, что далеко не щуплый мужчина Прокопчук с никакими заявлениями на счет угроз  не обращался.

Ну и наконец, в качестве убийственного аргумента, что Смирнов собирается бежать, были предъявлены оперативным путем добытые сведения, что на его имя забронирован авиабилет на полет 17 августа по маршруту СПб — Рига — Копенгаген бюджетной AirBaltic.

То ли денег так мало было отпущено заказчиками посадки на инсценировку приготовлений к побегу, что решили отправить небедного бизнесмена авиакомпанией — любимицей студентов и нищебродов, то ли еще какие мотивы были для составления столь изысканного маршрута «бегства», но заранее узнать, что г-ну Смирнову постановлением судебного пристава-исполнителя ограничен выезд за пределы РФ и вряд ли законопослушный гражданин будет с боем пробиваться через пулковскую границу, поленились. Тем не менее, судья все-таки выбрал компромисс со следствием и прикрыл Смирнова под домашний арест.

Поначалу же задержанный г-н Иванов, показавший соответствующие документы, что по медицинским показаниям с его диагнозами в клетку не садят, после вмешательства адвокатов и судьи был выпущен.

Дело, как вы понимаете, идет своим чередом к намеченной цели. Как, видимо, своим чередом идет к полному беспределу наша правоохранительная система. Может быть, конечно, не везде, но в Мурманской области — уж точно

Что бы не заявлялось со всех высоких трибун о прекращении беспредела в отношении бизнесменов, либерализации законодательства, но случай Смирнова и Северной звезды прекрасная иллюстрация процесса отъема собственности: как только ты и твоя компания, которую ты спасал и создавал, кому-то приглянулась, так ты сразу становишься звеном пищевой цепочки, исправно пережевывающей свою жертву, покуда не обнаружишь себя в лучшем случае разоренным, а в худшем — посаженным лет на 8, дабы не сопротивлялся. И на стороне «захватчика» будут и закон, и силовые органы, и покупаемые судебные решения. Всем найдется место и выгода.

Останется «показать» телесюжеты, куда позвать лихую массовку, чтобы с пеной у рта поведать, какой, оказывается, нехороший бизнесмен г-н Смирнов и в принципе, в тюрьму ему и дорога. Что и было сделано на канале Арктик-ТВ, где вы можете узнать и другую точку зрения на эти события и понять, кому вы верите больше.

На мой взгляд, свою роль в развитии этих неприятных тенденций сыграл уход с поста главного федерального инспектора Владимира Павловича Лосева.

Он, будучи выходцем из КГБ, прекрасно знал, куда и по каким причинам может «заносить» своих коллег-силовиков. Не думаю, что они его сильно побаивались, но понимание, что за их работой следит и в случае чего поправляет авторитетный федеральный чиновник, полагаю, присутствовало. После отъезда Лосева кресло главного федерального инспектора фактически пустует.

Глупо, наверное, на фоне поведанной истории возвращаться к набившим оскомину темам инвестиционной привлекательности и благополучию бизнеса у нас в регионе, уже замусоленным лозунгам про «поддержку малого и среднего бизнеса», проводимым то ли деловым форумам, то ли неделям. Настолько не совпадают эти речи с реальной жизнью мурманского бизнесмена.

Ясно одно: менять нужно многое, и настоящая тяжелая борьба впереди.

Если вам понравился этот материал, вы можете поблагодарить редакцию «Блогер51» по реквизитам, указанным на странице bloger51.com/donate. Спасибо!

на сайт >>



  • 1
  • 1